Экспортная пошлина: крюк или кувалда?

Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) требует от нас сноса экспортных пошлин. Как в 90-е годы. Тогда действовала через МВФ. Давили сообща. Откуда знаю? Так меня и давили. Вместе с другими тогдашними начальниками. Помню неприятный разговор с одним из руководителей Валютного фонда. Странную, упрекал он, политику ведете. Все навешивают пошлины на импорт. А вы умудряетесь еще и на экспорт. Против рынка идете. Отменяйте. Иначе денег не дадим. Сначала воспитывал. Потом прессовал. Наконец дожал. Но уже моего сменщика… Скоро, правда, удалось восстановить. Дефолт помог. Переубедили Вашингтон. На жалость взяли.

Иностранцев понять можно. Экспортная пошлина (ЭП) снижает рентабельность вывоза товаров из России. Перегоняя потоки с внешнего рынка на внутренний. Чем меньше продукции поступает за рубеж, тем она дороже. Кому ж охота переплачивать? Отсюда и настырность.

Ладно. С ними все ясно. Нам-то она зачем? Первая причина — на поверхности. Пополнение государственной казны. Возьмите нефть. До кризиса мировая цена шла вверх. Доходы двигались вслед за ней. Коими надо было делиться. С народом. Через бюджет. Название изъятия — дело вкуса. Где-то налог. Где-то рента. В России — ЭП. Разницы никакой. Лишь бы деньги текли.

Со второй причиной посложнее. Приведу пример. Года два назад пошли в гору мировые цены на зерно. Наши капиталисты ринулись на заработки. Нарастили экспорт на 50%. Что внутри страны обернулось нехваткой товара и удвоением цены. Но человеку нужен хлеб. Вкусный и дешевый. Причем именно сейчас. А не в далеком будущем. Когда наше сельское хозяйство станет лучшим в мире. Власти отреагировали. Ввели запретительную ЭП. Оттащили предпринимателя от заграничного спроса. Как алкоголика от бутылки. Кое-как выправили ситуацию…

Получается так: рынок тянет в одну сторону. А государство — в противоположную. Используя пошлину в качестве крюка. Смысл? Чтобы не опускать в дефицит собственные ресурсы. Затормозить рост цен. Дать сигнал зарубежным инвесторам: хотите перерабатывать наше сырье — делайте это в России.

Вроде бы все правильно. Мило. Патриотично. Одна беда: войны с рынком — удел слабаков. Развитые страны их не затевают. А кое-где экспортные пошлины даже запрещены законом. Хотя они тоже много продают за рубежом. И зерно, и что угодно еще. О своих не пекутся? Как раз наоборот. Власти защищают бизнес всеми средствами. Но рыночный механизм не трогают. Не потому, что такие принципиальные. А потому, что экономики сильные. Справляются сами. И то, что ушло за границу, тут же компенсируют ростом внутреннего производства.

Экспортная пошлина — мера силовая. Чрезвычайная. Временная. И, следует признать, естественная для нашей нынешней ситуации. Только надо понимать: борьба с рынком — не доблесть. А знак того, что российская экономика еще далека от лучших образцов. Добавлю: уже сейчас имеем тяжелые проблемы с ВТО. Сильно ругается. Вместе с Евросоюзом. С нами, думаю, будут судиться. Нам будут мстить. Все те, чей бизнес порубили экспортной пошлиной.

Крюк, конечно, инструмент грубоватый. Нечастого применения. Взял в руки. Зацепил. Поволок ресурсы на внутренний рынок. Доставил. Извлек эффект. Отложил в сторону. У властей, замечу, есть еще и кувалда. Под названием «экспортная квота». Когда делят тонны или кубометры. По схеме: этому разрешить вывоз, тому — отказать. Орудие допотопное. Разрушающее рынок. Да еще с коррупционными насадками. Экспортные пошлины гораздо лучше.

От них нам не уйти. По крайней мере в ближайшие годы. Почему? Потому что мировая экономика часто травмирует неустойчивую психику наших бизнесменов. Становятся похожими на отпетых забулдыг. Каковые выносят из дома все. Даже бабушкин костыль. И выставляют на продажу. Что-то похожее сейчас происходит с лесом или минеральными удобрениями. Вот тут ЭП и пригодится. Для отрезвления. Бизнес должен понимать: власть настроена решительно. По части вывода из запоя. И за ценой не постоит. Если крюк не поможет, огреет кувалдой. Жестоко? Конечно. Но Россию защищать все же надо. Хоть так. Если иначе не получается.