«Газпром» дожмёт Украину?

В последний сессионный четверг уходящего года парламент принял закон, в котором разрешил России установить на следующие двенадцать месяцев цену на газ в размере 416 долларов за тысячу кубов. Именно такая среднегодовая цена заложена в законе о госбюджете на 2012 год, который отправлен на подпись президенту.

Конечно, никто не помешает «Газпрому» установить цену, например, в 500 долларов. Куда подобное решение отправит весь наш бюджет, а заодно и всю экономику Украины? Правильно, путинскому лабрадору Кони под хвост. Но это не вина украинского парламента. Он виноват не в том, что Россия может запросить больше, а в том, что меньше заложенной в украинском бюджете цены она точно не запросит — ей просто резона нет.

Закладывать в бюджет более низкую цену на газ — означало поставить под удар бюджетников в случае, если цена на газ будет все-таки высокой — платить-то ее все равно придется, а где деньги взять? Но был и другой вариант — отложить принятие бюджета и работать в январе по декабрьским показателям. А потом, когда с ценой на газ и соответственно с бюджетом станет все ясно, можно все выплаты компенсировать. Но парламент предпочел почти капитулянтское решение.

Россия считает своим все, до чего может дотянуться — а пальцы у нее цепкие. С 2009 г. Украина дергается в этих лапах, но вырваться не может — разве что выторговала полтора года назад в Харькове право не быть удавленной сразу. Российский энергетический министр Сергей Шматко не скрывает своего удовлетворения подписанными в 2009 г. контрактами: «Я хочу вас успокоить — никакой угрозы для стабильных поставок не существует. У нас заключены долгосрочные контракты, и этим ситуация отличается от той, что была до 2009 года, когда каждый раз к Новому году контракт истекал», — заявил он обеспокоенным европейцам.

О том же говорит и украинский МИД — но уже в совсем другой тональности: «Несправедливость этой цены очевидна, в том числе для России. Они продавцы, а мы — покупатели, поэтому им выгодна нынешняя ситуация. России, в принципе, не надо договариваться. Имея такую формулу и такой контракт, они могут позволить себе на семь лет вообще слово «газ» исключить из двустороннего диалога», — заявил спикер внешнеполитического ведомства Украины Олег Волошин.

Европа, зависимая от российского газа в среднем на 23% (по данным на 2010г.), хорошо понимает всю опасность монстра «Газпрома». Поэтому старательно отгораживается от него, не впуская на газотрейдерский внутриевропейский рынок или подавая в суд на те или иные действия, которые им кажутся несправедливыми. В суд на «Газпром» подавала Турция — россияне повысили им цену на газ за 2,5 года на 39%. Добилась скидки от «Газпрома» Италия. Французы и немцы судятся с российским монополистом, справедливо полагая выставленную «Газпромом» цену на газ слишком высокой. Болгария, зависевшая от российских газовых поставок на 100%, сегодня снизила эту зависимость до 85% и продолжает двигаться «прочь от Москвы».

Разумеется, даже не будучи полностью зависимыми от российского газа, не испытывая такого бешеного давления со стороны России, получая значительно более выгодные предложения из Москвы, европейские страны тщательно блюдут собственные энергетические интересы и свою финансовую независимость.

В связи с этим вопрос: если они могут, почему не смогли мы? Почему в 2009 г. были подписаны газовые соглашения, дающие возможность полностью закабалить Украину? Разве до 2009 г. «Газпром» не проявлял своей агрессивной, экспансионистской и грабительской сущности?

То, как сегодня судят и сажают Тимошенко — явление отвратительное. Но поведение премьер-министра на газовых переговорах 2009 г. было не менее отвратительно и намного более опасно, потому что коснулось не судьбы одного политика, а судьбы целого государства.

Человек, способный сложить два и два, способен также и понять, что постоянный рост цены на российский газ происходит не вопреки, а в соответствии с подписанными в Москве соглашениями. В Москве, а не в Харькове, и в 2009 г., а не годом позже.

Почему европейские страны защищают свои интересы перед лицом «Газпрома», а Украина эти свои интересы сдала оптом на много лет вперед и по бросовой цене? Чего больше в тех действиях премьер-министра Украины Юлии Тимошенко — скудоумия и недальновидности, или же сознательной работы в пользу России?

Как бы там ни было, украинская сторона сегодня находится в крайне невыгодном положении. И невыгодность его прямо пропорциональна выгоде России. А рычагов, которые заставили бы Россию отказаться от собственной выгоды, у Киева просто нет.

Скидка, полученная в результате Харьковских соглашений, высвободила для Украины немного бюджетных средств для наведения относительного порядка в экономике — но коренным образом проблемы не решила. Однако России эта тактика, похоже, пришлась по душе. Она и сейчас подталкивает Украину к той же схеме — небольшая скидка в обмен на стратегический актив, каковым является газотранспортная система.

Все прочее — Таможенный союз, Евразийское экономическое сообщество и прочие интеграционные инициативы Кремля — приложится. Кто владеет газовой трубой, тот владеет и государством, по территории которой эта труба проходит. Сегодня политически еще формально существует Республика Беларусь, но экономически есть только марионеточная «Республика Белтрансгазия», как пророчески ее называла в начале нулевых минская оппозиционная газета «Навинки».

И поскольку уже на уровне МИД Украины начата подготовка общественного мнения к акционированию украинской ГТС, такой вариант нельзя полностью исключить. Конечно, нынешнее правительство выступает за то, чтобы консорциум по эксплуатации и модернизации ГТС был трехсторонним — с весомым участием Европы, которая должна уравновесить российский экспансионизм. Но остается открытым вопрос, нужно ли это Европе?