Газпром хочет использовать деньги будущих пенсионеров

Длинные деньги будущих пенсионеров, накопленные в негосударственных пенсионных фондах, – лакомый кусок для всех, кто нуждается в средствах для финансирования своих инвестиций. После РЖД, с подачи которой был разработан законопроект об инфраструктурных облигациях, разрешенных к покупке пенсионными фондами, в очередь за деньгами пенсионеров встал «Газпром».

Газовый монополист, по всей видимости, счел их достойным источником для финансирования социальной программы газификации российских регионов. При этом, в отличие от своего «железнодорожного коллеги», предложил совсем иную схему сотрудничества – без всяких рыночных «бумажек».

НЕ НАДО ВАМ БУМАЖЕК

Российское газовое общество, продвигающее интересы российских газовщиков во главе с «Газпромом», готовит поправки в закон об инвестициях пенсионных накоплений. В результате этих поправок в законе должна появиться одна строчка, которая разрешит пенсионным фондам напрямую, минуя облигации или закрытые ПИФы, вкладываться в строительство инфраструктурных объектов, тарифы на услуги которых регулируются государством. Вице-президент РГО Олег Жилин, выступая перед руководителями НПФ, заявил , что рыночные бумаги – абсолютно ненужный посредник между пенсионными деньгами и объектами, в которые они, в итоге, инвестируются, и предложил пенсионным фондам заняться прямыми инвестициями.

Предлагаемая газовыми лоббистами схема довольно проста: инфраструктурные организации (газовщики, электросетевые компании, коммунальщики) получают от пенсионного фонда деньги на строительство объекта и обязуются вернуть их с заранее оговоренной прибылью. Объект строится и продается (сразу или на условиях лизинга) эксплуатирующей его организации. А возврат денег фонду происходит за счет включения затрат на инвестиции в тарифы этого объекта, на что заранее дает добро служба, которая занимается тарифным регулированием – ФСТ или муниципальный орган. Инфраструктурные облигации имеют похожую идеологию (доходность закладывается в тарифы), однако, по мнению Жилина, у них есть существенный недостаток: эмитент инфраструктурных облигаций не может влиять на решения тарифного регулятора, то есть не может гарантировать будущую доходность своих облигаций. Кроме того, инфраструктурные облигации являются такими же рыночными бумагами, как и все остальные, а потому могут упасть при неблагоприятной ситуации на рынке.

ГАЗ ЗА ПЕНСИОННЫЙ СЧЕТ

Для чего «Газпрому» понадобились вдруг пенсионные деньги, в общем, понятно. Программа газификации российской глубинки не приносит холдингу быстрой прибыли, это «социальная повинность» «Газпрома», доставляющая ему немало хлопот и неокупаемых затрат. По программе газификации «Газпром» и местные власти тянут газопроводы «на паях»: холдинг прокладывает магистраль до поселка, местная администрация осуществляет внутрипоселковую разводку. На каждый «газпромовский» рубль на местах должны выложить три своих. Но денег в местных бюджетах зачастую нет, а без этого всю работу «Газпрома» по прокладке магистральных газопроводов можно считать бессмысленной: газ не продается, и затраты на строительство не окупаются.

Эта проблема характерна не только для газовщиков: обветшавшая коммунальная инфраструктура давно стала уже притчей во языцех. Откуда взять деньги на модернизацию и строительство – непонятно. Мало кто даже из госбанков поспешит профинансировать затраты поселковой администрации с довольно длинным сроком окупаемости. Газовщики и решили предложить свой вариант того, как убить двух зайцев, – ускорить газификацию и дать заработать пенсионным фондам, которые чуть ли не единственные в стране обладают «длинными» и не очень дорогими деньгами.

ФОНДЫ ПРОТИВ

Дело за малым – осталось подправить закон и договориться с пенсионными фондами. Первым пунктом будет заниматься мощная парламентская команда РГО: в составе набсовета общества четыре депутата и два сенатора, а возглавляющий РГО Валерий Язев считается одним из самых высокоэффективных российских лоббистов. Так что шансы подправить закон у газовщиков есть. Возможно, даже пробить под это дело госгарантии. Остается второе – убедить пенсионные фонды. Однако тут представителей газового сообщества может ожидать серьезная проблема: пенсионные фонды отнюдь не готовы «закапывать деньги в землю»

Эти вопросы – о том, чтобы можно было напрямую вкладываться в проекты – постоянно возникают и обсуждаются. Сомневаюсь, что поправки, разрешающие прямое инвестирование будут, внесены в закон. Вкладывать в проект напрямую слишком сложно, поскольку слишком сложно оформить обязательства сторон. А если тот, кто строит, будет нарушать условия договора, затягивать строительство? То есть для НПФ лучше все-таки иметь «прокладку» в виде ценной бумаги. Юридическое оформление через бумаги мне кажется более удобным. В данном случае облигации – это просто форма заключения договора. Это все-таки более защищенная форма, чем если бы вы просто вложили деньги в проект, закопали в землю, и ждете – будет построен объект, или нет. От вложений напрямую рисков гораздо больше.

Когда выпускаются бумаги под проект, есть определенный перечень прав, есть право требования досрочного погашения, если нарушаются какие-то условия. Там такое количество условий, которые защищают интересы облигационера, что они становятся привлекательными для того, кто вкладывает эти деньги. Аналогично все это решить при простом договоре финансирования проекта достаточно сложно. И еще, когда вы выпускаете облигации, вы можете привлечь средства разных инвесторов. Риски по инфраструктурным облигациям – гораздо ниже, чем по облигациям обычным.

Это специальный инструмент с дополнительными степенями защиты, которые прописываются в законе, целевое финансирование под конкретный проект.

Другое дело, что инфраструктурных облигаций, которые по сути своей являются целевым проектным финансированием, до этого не было, и НПФ были вынуждены вкладывать средства в обычные корпоративные долги предприятий, которые шли неизвестно на что.

Будут ли вкладывать НПФ деньги в прямые инвестиции? Те фонды, которые независимы – вряд ли. … Они, скорее, предпочтут более защищенные инфраструктурные облигации. НПФ, которые можно «нагнуть», вполне возможно. Представьте себе НПФ, который учрежден какими-нибудь муниципальными структурами, которым надо построить, условно говоря, котельную. Естественно, что учредитель фонда вызовет директора НПФ и скажет: либо ты соглашаешься, либо мы найдем другого директора. А что делать?

С целью реализации программы инвестирования пенсионных резервов фонда в строительство жилья на территории округа Югры в 2005 году создана 100%-я дочерняя компания Ханты-Мансийского НПФ – застройщик «ЮграИнвестСтройПроект» (ЮИСП). До этого фонд инвестировал в жилье через независимых застройщиков. Работа через ЮИСП позволила Ханты-Мансийскому НПФ в нужном объеме контролировать процесс строительства и эффективность инвестиций, в частности, фонд смог участвовать в земельных аукционах, выбирая затем субподрядчиков уже на интересующих его условиях.

Доходность инвестиций в жилую недвижимость в первое время достигала 100% годовых. В 2005 – 2007 годах доходность оставалась на очень высоком уровне. Это получалось благодаря вхождению в проекты на самом начальном этапе строительства, росту цен на жилье и грамотной политики властей Югры по стимулирования спроса на жилье, в основном за счет компенсации процентной ставки по ипотеки и различных дотационных программам.

Несмотря на экономический кризис в стране, доходность инвестиций в жилье оставалась и остается в положительной зоне. В отличие от падения «голубых фишек» в разы и дефолтов по облигациям казалось бы первоклассных эмитентов, недвижимость просела в цене незначительно. Инвестиции в недвижимость округа осуществляются через ЗПИФы дочерней компании фонда УК «ЮграФинанс». Жилье покупает население по рыночной цене, которая формируется на основе рыночных факторов.

Ханты-Мансийский пенсионный фонд, например, строит в регионе жилье. Схема устроена следующим образом: пенсионный фонд покупает паи закрытого ПИФа недвижимости под управлением УК «Югра Финанс». ЗПИФ инвестирует в строительство жилья, которое ведется компаний «ЮграИнвестСтройПроект». После чего квартиры продаются населению, которому местная администрация компенсируют часть ставки по ипотеке и выдает различные дотации. Пенсионный фонд, в итоге, получает свой доход.