Эксперт: у российского АПК в ВТО плюсов нет

Плюсов от вступления в ВТО у российского сельского хозяйства не будет. Главное чтобы минусов особо не было. Вот это основное.

Если оценивать масштаб влияния от вступления на сельское хозяйство, в течение года, конечно, это будет ясно. Конкретно, что и на кого повлияло, ну это конечно ждать надо долго. Такое мнение высказал руководитель крупного томского агрохолдинга «Сибирская аграрная группа» Андрей Тютюшев в интервью РИА-Новости, передает ИА «Казах-Зерно» с сокращениями.

Какие бы ограничения ни накладывало на страну вступление в ВТО, государство-участник, если оно заботится о сельском хозяйстве и не хочет допустить падения объемов производства, обладает всеми возможностями это сделать.

Правила Всемирной торговой организации ставят предел прямым дотациям. Ограничено количество средств, которое может быть потрачено непосредственно на единицу продукции, например, на килограмм мяса. Это так называемая «желтая корзина».

Максимальный объем поддержки по правилам ВТО не более 9 миллиардов долларов, между тем, что сейчас в России этот показатель 4,5 миллиарда.

Но есть еще и «зеленая корзина» — это опосредованные меры помощи. В частности финансирование строительства коммуникаций, дорог, домов. Эти меры не ограничены никем.

Для свиноводства основной минус — снижение ставок ввозных таможенных пошлин на некоторые виды продукции. Достаточно существенно потеряла у нас защита от экспорта живых животных. До сих пор те квоты, которые распространялись на свинину, они действовали только на мясо. На живых свиней они не действовали. И ввоз живых свиней начал увеличиваться. «Умные» люди стали строить бойни прямо на границе. Была введена таможенная пошлина на один килограмм живого веса. И импорт упал в два раза. Остался ввоз только племенного поголовья. На сегодня — эта пошлина почти отменена и составляет всего 5%. По этому каналу может ввозиться достаточно большое количество мяса.

Недостатков от вступления России во Всемирную торговую организацию можно искать много, но надо понимать, ситуация контролируемая и последствия можно регулировать. Все зависит от действий власти, прежде всего федерального правительства.

Но следует оценивать и плюсы от вступления. Как минимум экспорт всего, в том числе продовольствия, становится проще и легче. В каждой стране действуют свои правила, но объективно зерно вывозить проще, мясо вывозить проще. Для нашей страны вывоз мяса пока не очень актуален, мы страна дефицитная по мясу. Но есть ряд субпродуктов, которые в других странах пользуются особым спросом. Допустим лапки куриц, которые китайцы едят в больших количествах, у них это деликатес. Есть уши свиные и прочее. А Китай огромный рынок сбыта.

Логично, что страдать в первую очередь будут самые слабые. Объективно это так. Кто является у нас самым слабым на сегодняшний день? В птицеводстве, например, слабых предприятий уже практически не осталось. Это быстро развивающаяся отрасль. Там все уже технологически перевооружились. Только у кого менеджмент слабо налажен, у них могут быть определенные проблемы. В курице есть определенный минус — скоро мы можем столкнуться с перепроизводством. Рентабельность не будет достаточно высока, и от менеджмента будет зависеть очень много.

На предприятиях занимающихся разведением крупного рогатого скота ситуация вообще очень сложная. Можно даже назвать ее запущенной.

Крупный рогатый скот — эта та отрасль, которая практически в последние годы не росла. В России в балансе потребления доля свинины выросла, а по производству говядины мы не увеличились вообще. Но во всем мире мясо говядины (хорошее) существенно дороже стоит, чем свинина и мясо птицы. У нас же исконно так было, что свинина и говядина стоит одинаковых денег. Но это в принципе не нормально, потому что себестоимость производства говядины совершенно иная. Если у нас будет мало говядины, и цена вырастет в два раза, то тогда ее будет производить рентабельно. Только тогда его станут производить, и отрасль будет расти.

Мясо, которое производится здесь, оно все равно никуда не денется. Оно будет продаваться здесь. Вопрос, по какой цене? А цена, какая будет на это мясо, зависит от цены на зерно, и на энергию и на топливо. И, исходя из рыночной стоимости, конечно, будут формироваться масштабы кризиса. Или не кризиса. Или наоборот процветания сельскохозяйственных предприятий, которые действуют не только за Уралом, но также и в России в целом.

В российском свиноводстве 50% предприятий, чисто теоретически могут попасть в достаточно сложную ситуацию. Экономическую и финансовую. Но опять же чаще всего это большие предприятия, и когда они будут умирать — они будут долго умирать. Их будут очень поддерживать, потому что это тысячи рабочих мест, поделился своим мнением руководитель крупного томского агрохолдинга «Сибирская аграрная группа» Андрей Тютюшев.

На вопрос, готовы ли Вы к конкуренции «на равных» с иностранцами, он ответил — Мы можем конкурировать. Более того, мы абсолютно можем конкурировать, по новым производственным комплексам. Могу определенно заявить, что если даже 80% сельхозпредприятий будут умирать, то наша компания в 20% выживших точно будет.