«Идеальный шторм» мировой экономики

В 2013 году глобальные финансовые проблемы окажутся намного серьёзнее, чем в 2008 году. Это будет «идеальный шторм» для всей мировой экономики: средств для смягчения экономических шоков практически не останется, а спад произойдет во всех ключевых регионах мира. Такое мнение в интервью Bloomberg TV высказал профессор Нью-Йоркского университета Нуриэль Рубини.

Он уверен, что действия по спасению нуждающихся в финансовой помощи стран еврозоны не эффективны, а последний саммит в Брюсселе был провальным. К 2013 году способность политиков принимать какие-либо серьезные меры вообще иссякнет. В частности, в США ожидается рецессия. Замедление роста китайской экономики также, вероятнее всего, окажется более сильным, чем полагали многие. Бюджетные дефициты различных стран настолько велики, что все заняты тем, что пытаются их сократить различными способами. Теперь нет возможности предоставлять банкам финансовую помощь. Во-первых, потому что появилась большое сопротивление таким решениям со стороны политиков. И во-вторых, правительства сами близки к банкротству.

Кроме того, предупреждает Рубини, нельзя сбрасывать со счетов потенциальную войну США и Израиля против Ирана. Все попытки переговоров провалились, а санкции не дают должного результата.

И если мы увидим одновременно коллапс еврозоны, рецессию в США, «жесткую посадку» китайской экономики, резкий спад на развивающихся рынках и войну на Ближнем Востоке, то 2013 год будет годом «идеального шторма».

Такой сценарий развития событий окажется гораздо худшим, чем кризис 2008 года, подчеркнул Рубини.

21 июня глава ФРС США Бен Бернанке заявил: «Пора начинать готовиться к худшему варианту».

Россия также уверенно движется к кризису. Именно об этом свидетельствует динамика опережающих показателей, отслеживаемых Организацей экономического развития и сотрудничества по России:

«Финмаркет» (с)

«Июнь принес повсеместное ослабление темпов экономического роста в России. Как услуги, так и промышленность сообщили о замедлении роста объемов выпуска в июне, при этом в двух секторах сферы услуг из шести произошло даже сокращение выпуска. Заметный спад в объемах новых заказов и незавершенных заказов в сфере услуг, скорее всего, указывает на еще более слабый экономический рост в будущем» — заявил Александр Морозов, главный экономист Банка HSBC по России и странам СНГ. — «Чтобы сохранить контроль над издержками, компании могут начать сокращение рабочих мест и притормозить рост заработной платы в ближайшее время. Таким образом, экономика России остывает и в ближайшие пару месяцев, очевидно, следует ожидать еще большего охлаждения. Без отскока цен на нефть и усиления экономического роста в мире эта тенденция может привести к стагнации к концу года».

Тем временем, за полгода из России вывезли $43,4 млрд. Большая часть этой суммы пришлась на первый квартал — $33,9 млрд. Причём говорить о том, что отток капитала в дальнейшем может уменьшиться или даже сменится притоком — это значит давать прогноз о том, что ситуация в Европе улучшится, а мировая экономика начнет расти. Этого, конечно, не будет. Скорее всего, в этом году отток составит $80-100 млрд.

Более того, ситуация может оказаться даже ещё хуже, если подтвердится мнение Н. Орловой из «Альфа-банка»:

«Меня и многих экономистов удивляет статистика по оттоку капитала и особенно по валютным резервам. Резервы выросли во втором квартале на $15 млрд, но при этом, согласно данным по интервенциям ЦБ на валютном рынке, он купил всего $3 млрд. Остальные $12 млрд ЦБ получил каким-то нерыночным способом. Это может изменить картину с оттоком капитала.

Так, один из возможных вариантов объяснения в том, что был задействован механизм валютных корсчетов в ЦБ. Этот механизм был применен в 2009 году. Тогда банки открывали в ЦБ специальные валютные корсчета. Это приводило к росту резервов ЦБ. Средства на этих счетах не рассматривалась как отток капитала. Это было своего рода маскировкой оттока. Пока нет официального подтверждения, что этот механизм был использован и на этот раз.

Однако, если подобный механизм был задействован, реальный отток капитала [во II квартале] может оказаться намного выше — $16 млрд».

И составить, таким образом, 50 миллиардов долларов за полгода.

Кстати, Россия уже вышла в лидеры по бегству инвесторов. Её фонды теряют деньги двенадцать недель подряд.

Наконец, Михаил Делягин обратил внимание вот на какой важный момент: удорожание нефти на 38,2% в 2011 году впервые не привело к ускорению роста ВВП: как было 4,3%, так и осталось. Таким образом, экономика перестала реагировать даже на главный фактор своего десятилетнего развития — улучшение внешней конъюнктуры.

И на закуску: лауреат Нобелевской премии по экономике Пол Кругман, оценивая перспективы еврозоны по борьбе с рецессией, описал два варианта — один хуже другого.

Один вариант предусматривает начало агрессивной скупки долговых обязательств проблемных стран со стороны Европейского центробанка (ЕЦБ). Только в случае массированного выкупа ЕЦБ удастся серьезно сбить текущие запредельные уровни доходности Испании и Италии. «Это может сработать, но это будет невероятно тяжело», — заявил Кругман.

Кроме того, Кругман указал на то, что любое подобное решение фактически будет продиктовано из Берлина: только при согласии со стороны правительства Германии у ЕЦБ будут развязаны руки для начала подобной операции. Скорее всего, считает Кругман, в правительстве Ангелы Меркель на это не пойдут, поскольку монетизация долга Испании и Италии привет к росту инфляционного давления в Германии.

Второй возможный вариант, по мнению Кругмана, заключается в том, чтобы ЕЦБ полностью отпустил все существующие рычаги контроля над ситуацией. В этом случае, еврозону ждет повальная череда банкротств региональных банков, масштабный отток капитала, реденоминация валют — в общем, конец системе обращения евро и катаклизм в экономике. При таком сценарии восстановление придет с постепенным автоматическим выправлением существующих дисбалансов, однако Германия, по понятным причинам, на это не пойдет.

«Я бы сказал, 50 на 50, что немцы допустят одну из двух недопустимых опций. Иначе им придется допустить что-то другое», — резюмировал Кругман.