Инновации или деньги на ветер?

Российское правительство готово потратить всего 176 млрд рублей на инновационное развитие. Причем эта сумма рассчитана на три года. Соответствующий документ сейчас разрабатывается Минэкономразвития и скоро будет внесен на рассмотрение в правительство. Однако без изменения законодательства в области инноваций эти деньги рискуют оказаться выброшенными на ветер.

Минэкономразвития предлагает поддержать экспорт высокотехнологичной продукции через страхование экспортных контрактов, а выход российских компаний на новые внешние рынки — бюджетными субсидиями. Также предполагается поддержка саморегулируемых организаций, способных внедрить на предприятиях добровольные стандарты инновационной деятельности. Программа ориентирована на поддержку четырех приоритетных направлений: энергетика и энергосбережение, здоровье, информация и коммуникации, а также авиация и космос. В рамках этих направлений будут не только финансироваться научные исследования, но и поддерживаться развитие производства.

Другой формой стимулирования инновационного развития, по мысли Минэкономразвития, является предоставление налоговых льгот для предприятий, которые внедряют инновационные технологии уже сейчас. Также правительство намерено в дальнейшем расширять финансирование проектов на ранней стадии развития через венчурные фонды и бизнес-инкубаторы на базе ведущих, научных и образовательных учреждений. По мнению авторов проекта, способствовать развитию инноваций будет и принуждение к внедрению программ инновационного развития госпредприятий, которые получают бюджетную поддержку.

Если не заострять внимание на объемах финансирования, которое при первом же взгляде кажется ничтожно малым, то и содержание этого плана покажется далеким от совершенства. В первую очередь, разрабатываемая программа не покажет своей эффективности при сохранении существующего законодательства в области инновационного развития, которое является основным препятствием развития российских инноваций.

Главным образом препоны лежат в сфере правового регулирования интеллектуальной собственности. Участниками инновационного процесса на этапе генерирования знаний являются научные и образовательные организации: ВУЗы, научно-исследовательские центры. Однако дальше разработок внедрение инновационного продукта не идет, поскольку установить право на интеллектуальную собственность практически невозможно. Все НИИ, ВУЗы, которые способны предложить на рынок новый продукт являются государственными. Но в бюджетной классификации России вообще нет статей расходов, позволяющих направлять средства на патентование объектов интеллектуальной собственности.

Сложность представляется и с продажей идей за рубеж. Казалось бы, если новая технология не нужна внутри страны, то можно было бы ее продать другому государству: технология не стала бы пылиться и терять свою актуальность, а у научно-исследовательских центров появилась бы возможность заработать. Не тут-то было. Любые доходы от продажи и использования результатов научной и научно-технической деятельности зачисляются в казначейство на источник «Без права расходования» и не могут использоваться учреждением. Таким образом, у института напрочь отсутствует мотивация к производству интеллектуального продукта, а бизнес-среда остается без технологий.

Другой проблемой является сам процесс сертификации нового продукта. Отечественная система стандартизации настолько консервативна, что делает этот процесс практически невозможным. Например, в Германии предъявляются более низкие требования к качеству продукта, чем в России. Таким образом, из-за проколов в регулировании интеллектуальной собственности и отсутствия адекватной системы сертификации развивать инновации бессмысленно. Но при этом надо учесть, что каким-то образом идеи российских новаторов оказываются за границей. Понятно, что они оказываются там либо вместе с авторами, либо через скрытую продажу. Также понятно, что и в том, и в другом случае российский инновационный рынок бонусов не получает, и уж государство тем более. С другой стороны, ни один инвестор не будет вкладывать в компанию, которая не владеет интеллектуальной собственностью на внедряемый продукт. Мало того, что венчурный рынок — это рынок высоких рисков, потому что никто не знает окупиться проект или нет, так и нет гарантий, что внедряемая технология является уникальной, и она не окажется где-то в другой стране.

Другим камнем преткновения является российское корпоративное законодательство. Дело в том, что в существующих на сегодняшний день законодательных рамках очень сложно строить инновационные малые предприятия, в которых сотрудники могли бы быть эффективно мотивированы. Сейчас в российских компаниях фантазия на тему мотивации персонала не идет дальше бонусов, премий и штрафов. Однако есть же нематериальная мотивация. Например, в той же Германии, где 73% предприятий внедряют инновационный продукт, сотрудники компании включаются в наблюдательный совет и им предоставляется реальное право участия в управлении фирмой. Эта схема является специфической для немецкой модели корпоративного управления. Так, в компаниях с числом сотрудников более 500 представителям коллектива должна принадлежать одна треть мест в наблюдательном совете. Такая модель является формой мотивации персонала вкладывать в развитие новых технологий и предлагать идеи.

Следующей проблемой является выбор специализации России. В пользу какого направления диверсифицировать экономику? Что может предложить Россия на глобальном рынке вместо нефти, газа, леса и зерна? Важно вкладывать деньги в то, что Россия может делать лучше всех. Стоит признать, на сегодняшний день российские специалисты в области химии по-прежнему считаются лучшими в мире, для отечественных программистов нет ни одной задачи, которые они не могли бы решить. Участники инновационного рынка считают, что российские новаторы предлагают чуть ли не самые креативные проекты. Поэтому страна могла бы специализироваться на предложении идей глобальному рынку, оказывать инновационные услуги. К слову, можно было бы создать открытый банк идей для инвесторов из всего мира.

С другой стороны, отечественным новаторам как нестранно не хватает коммуникации и информации о потребностях глобального инновационного рынка. Именно поэтому зарубежные исследователи выигрывают у российских ученых. Их проекты может быть менее креативны, но отвечают реалиям и потребностям рынка, что помогает быстро сориентироваться инвестору и выбрать нужную идею. Этот недостаток может быть быстро преодолен за счет организации большего количества конференций, форумов, на которых участники могли бы поделиться опытом между собой и узнать о тенденциях развития инновационного рынка.