Почему в России так любят контролировать бизнес

Контролировать в нашей стране любят. Любой, кто занимается собственным бизнесом или руководит учреждением, собьется со счета, перечисляя различные надзорные органы, которые могут прийти к нему с проверкой. Достаточно зайти в любой магазин и посмотреть на стенд для покупателей. Список контролирующих органов выглядит весьма впечатляюще. Создается иллюзия «всевидящего ока» и уверенности, что при таком контроле ну никакой обман или обвес невозможен. А если уж возникнет нештатная ситуация, то можно позвонить по волшебному телефону, и справедливость будет восстановлена. А еще, кроме телефонов контролирующих организаций, можно увидеть множество сертификатов и лицензий, выданных весьма солидными организациями, подтверждающими, что продавец, производитель и сервисная служба проверена, проконтролирована, просвечена рентгеном, нарушений нет, и все всему соответствует. А сколько при этом создано рабочих мест, в этих контрольных организациях, следует правда заметить — ничего не производящих!

Никто не против контроля. Есть законы, есть правила пожарной и санитарной безопасности, соблюдение которых жизненно важно. И государство обязано создать условия для контроля за соблюдением законности, в этом, собственно, и состоит смысл существования государства. Поэтому должен быть механизм контроля за соблюдением законности и жестокого наказания тех, кто эти законы игнорирует. А у граждан должна быть уверенность, что их есть, кому защитить, есть тот, кто не позволит обвесить, обмануть, накормить отравой или дать сгореть заживо. На первый взгляд именно так и построена система в нашем государстве, но как говорится «дьявол» в мелочах. Но существующая система явно дает сбои. Почему?

Недавно в Питерской прессе было сообщение о скандале, связанном со строительством бизнес-центра. Суть в следующем: проектировщик выступил с заявлением, что застройщик нарушил проект и самовольно внес существенные изменения в облик здания. В том числе появился целый лишний этаж. История темная, и правоту одной из сторон конфликта определить трудно. Но главное не в этом, главное в комментариях представителя службы архитектурно-строительного надзора, который разводит руками и говорит, что сделать они ничего не могут, здание сдано, а что там застройщик еще натворил, это не к ним. Очень показательное заявление. Согласитесь, что довольно часто мы слышим заявления представителей органов государственного контроля о том, что реально сделать они ничего не могут, что штраф мизерный, что виновато отсутствие нужного закона и т.д. и т.п. Получается, что достаточно предъявить нечто контролирующим органам, получить положительное заключение, а потом смело сверху пристроить еще пару-тройку этажей. И машины будут парковаться на тротуарах, хотя это противоречит Правилам дорожного движения, а в жилых домах эвакуационные проходы будут перегораживаться железными дверями, закрытыми на замок, хотя это противоречит уже Правилам пожарной безопасности.

В публичных заявлениях представители контролирующих органов не только заявляют о своем бессилии, но и проявляют некое сочувствие к нарушителям. Раз уж построил, неужели сносить? Или, сигнализация противопожарная очень дорогая, мы понимаем бизнесменов. Да и бизнесмены тоже любят жаловаться на сложности и дороговизну. И еще пугают удорожанием товаров и услуг, если будут выполнять предписание надзорных органов. Это если не случилось беды. А если произошла трагедия, то выясняется, что надзорные органы все знали, выдавали предписания, но никто их не выполнил. В результате потребитель фактически лишен какой-либо защиты, вернее, все будет хорошо, если на то будет добрая воля бизнеса (как частного, так и государственного).

Система не работает! Бизнес жалуется на многочисленные проверки, надзорные органы эти проверки проводят, а результата практически нет, в чем можно легко убедиться, просмотрев новости. Система пришла в некое равновесие, когда проверки надзорных органов рассматриваются не как угроза бизнесу, если бизнес нарушает законы, а как некий налог, дополнительные издержки. Проблема в том, что у надзорных органов нет функции с точки зрения науки управления, они не несут ответственности и как следствие, практически не заинтересованы в результате, т.е. в реальном повышении безопасности, соблюдении санитарных норм, повышении качества продукции и т.д. С них спроса нет, и даже если случается трагедия, как недавно в Коми, то надзорные органы остаются в стороне, высказывают свое компетентное мнение о причинах и не распространяются о том, что вроде бы предотвратить трагедию (а не установить причины) – их святая обязанность. Но обязанность без ответственности это профанация, фактически, надзорные органы не несут ответственности за результат своей работы, и в этом, очевидно, главный порок системы.

Единство измерений, в соответствии с законом о Техническом регулировании, приравнено к безопасности жизнедеятельности. Что, в общем понятно и не вызывает сомнений. Эта сфера деятельности также должна контролироваться государством, что Ростехрегулирование с успехом и делает. Например, для использования в узле учета тепловой энергии средство измерений (прибор) должно быть сертифицировано и поверено. Вообще, слово «сертификат» носит некий мистический смысл. Главный вопрос на выставках или семинарах: «а сертифицирован ли ваш прибор?» Это некая гарантия для большинства потребителей, что если изделие сертифицировано, то его потребительские качества на высоте. Так ли это на самом деле?

Сертификат об утверждении типа средства измерений выдается по результатам испытаний на соответствие образцов изделия техническим требованиям, изложенным в технических условиях. Ключевое слово – «образец»! Иными словами, для испытаний требуется изготовить в лучшем случае десяток (а то и меньше) действительно качественных приборов и правильно оформить документы. А после получения заветного сертификата можно полностью изменить технологию (зачастую в сторону удешевления, в ущерб качеству) и гнать дешевые приборы низкого качества, но с хорошими характеристиками на момент поверки, или, точнее, «адаптировав» приборы для поверки, тем более что методику поверки разработал производитель. Чтобы внести ясность скажем, что поверка – это не полноценное тестирование прибора, а проверка его работоспособности в нескольких точках в нормальных (приведенных) условиях. А качественную работу прибора в остальных условиях якобы гарантирует сертификат. Образуется некая «дыра» — сертификат, в ряде случаев, гарантирует качество совсем не того изделия, которое под этот сертификат продается. Соответственно снижается и достоверность поверки. То есть качество изделия гарантирует не тот, кто его сделал или продал, а некая бумажка…

Положения закона «Об обеспечении единства измерений», касающиеся требований обязательной сертификации и поверки государственными органами средств измерений для особых случаев, выглядят вполне логичными. Действительно, ряд областей, где используются приборы, настолько ответственны, что гарантом качества измерений должно выступать только государство. Но при этом методы контроля не выглядят убедительными. Получается так, что государству, в лице Ростехрегулирования, не интересно, что происходит с технологией изготовления сертифицированных им же приборов. Более того, когда возникают скандалы с такими приборами, то производитель начинает «закрываться» сертификатом, а сертификационные центры делают все для защиты «чести мундира». В результате на рынке периодически появляются приборы с весьма хорошими (заявленными) характеристиками, но по низкой цене. И все честно – сертификат есть, прибор поверен, потребитель начинает с радостью закупать новые изделия. Таким образом, добросовестный производитель проигрывает в конкурентной борьбе за счет более высокой себестоимости своей продукции. «Хитрой» фирме не надо тратить средства на высококвалифицированный персонал, на систему качества, на качественный материал. Можно использовать уроки труда в школе и комплектующие из стран Индокитая. Сертификат этого не запрещает. Ситуация с сертификацией средств измерений аналогична ситуации с надзором контролирующими органами. Идет бурный процесс, результат же не соответствует цели – потребитель практически ничем не защищен от некачественной продукции. А ее производитель легко уходит от ответственности.

Нельзя сказать, что Ростехрегулирование совсем не интересуется судьбой новых приборов. Интересуется, но не качеством производства, а изменениями программного обеспечения электронных приборов. В соответствии с действующими нормативными документами на утверждение типа средства изменения в конструкции (к которым пытаются отнести и изменения программного обеспечения) приводят к повторным испытаниям. Логика снова понятная. Если упрощенно: а вдруг изменилась метрология! А на самом деле: за новые испытания надо платить! Почему бы просто не изъять несколько приборов у производителя с новым программным обеспечением и не проверить самостоятельно. И если выяснится, что метрологические характеристики изменились в худшую сторону, отозвать сертификат. Но такой дорогой органы Ростехрегулирования не идут, а пытаются заставить производителей выходить на повторные испытания (а это очень не бесплатно). У нас даже в прокуратуре находятся «оборотни», а в сертификации – кто помнит случаи отзыва сертификата и производителей понесших ответственность?

В течение срока жизни прибора постоянно проходит модернизация, 99% изменений касаются не измерительной части, а чисто пользовательской (типа вывода текущего времени в правом углу дисплея вместо левого). И производитель должен гарантировать, что характеристики прибора не ухудшились, а Ростехрегулирование эти гарантии проверять. Именно построение системы на принципах «гарантии производителя (декларирование соответствия)» – «контроль Ростехрегулирования» может привести к реальной защите потребителя от некачественной продукции. Параллельно должна создаваться авторитетная система добровольной сертификации. То, что есть сейчас, в большинстве своем просто красивые бумаги, потому что сертификация проводится по тем же принципам, что и обязательная при утверждении типа средства измерений, и по факту она добровольно-принудительная. Требуется система сертификации соответствия требованиям, построенная на основе жестких испытаний изделий, и с материальной ответственностью сертифицирующей организации за качество. Организация, выдающая сертификаты соответствия, должна дорожить ими, отвечать за свой сертификат и за свои гарантии. Поэтому при выдачи сертификата обязательно проверяется технологические возможности производства и сертификат на продукцию выдается только в случае соответствия производства производственным задачам. Именно на таких принципах живут в развитых странах. Объективным доказательством эффективности существования подобной системы является качество продукции, произведенной в этих странах, которое чаще всего не требует дополнительных похвал.

Ожидать изменения принципов обязательной сертификации средств измерений сейчас не приходится. Но есть возможность хотя бы частично улучшить ситуацию. При обсуждении закона об «Обеспечении единства измерений» НП ОППУ «Метрология энергосбережения» выступило с инициативой автоматического присвоения права первичной поверки предприятию-изготовителю на этапе испытаний для целей утверждения типа средства измерения. При условии наличия метрологической службы, системы контроля качества и т.д. В этом случае появление на рынке приборов, сделанных «на коленке в подвале» станет практически невозможным. Ростехрегулирование должно контролировать эксплуатирующиеся средства измерений, но не в срок очередной поверки, а прямо снимая с мест эксплуатации. И сообщая общественности в открытых источниках результаты своих исследований. С указанием фирм-производителей, их адресов, характеристик приборов и т.д. Страх потери рынка сбыта, клиентов, намного сильнее малопонятных штрафов.

Подытожим вопросы, ответы на которые мы пытались найти:

1. Нужна ли функция контроля и кто ее может выполнять?

2. Должен ли контролирующий орган иметь право наказать виновного или орган должен иметь только возможность ставить вопрос о наказании, а решение о самом наказании принимает другой орган, например суд?

3. Каким должен быть уровень ответственности органа производящего сертификацию продукции?

4. Кто должен нести ответственность в случае проблем у потребителя при использовании товара?

Итак, нужна ли функция контроля, точнее кто ее должен выполнять помимо пользователя товаром? То есть пользователь товара, всегда контролирует товар, но нужно ли иметь отдельную структуру. И если такая структура нужна, то должна ли она быть государственной? Если структура может быть негосударственной то задача-максимум государства создать предпосылки для появления такой структуры, а инициатива создания в этом случае должна лежать полностью на покупателях. Если же мы имеем дело с безопасностью, то государственная структура может быть создана, но следует помнить: когда в частной компании создается новый участок (институт), то его необходимость и эффективность оценивается акционерами. И когда необходимость в этом участке отпадает, он относительно легко может быть расформирован или ликвидирован. Когда же подобный институт создает государство то, как правило, этот институт становится «вечным». Большая часть усилий такого института направлена на то, что бы доказать обществу и государству свою нужность и незаменимость. У нас в России институтов, не имеющих функций и так более чем достаточно, и следует очень подумать, прежде чем создавать новые.

Следующая проблема это «беспредел» этих контролирующих органов, поэтому логично, чтобы наказание виновному выносил независимый орган. Во всем мире это делают суды. Если проверяющий орган усмотрел нарушение в действиях производителя или поставщика товара, то он обращается в суд для вынесения решения о наказании. Такой порядок снизит злоупотребления со стороны проверяющих органов и даст шанс защититься производителю, если он считает себя невиновным.

Что касается ответственности органа производящего сертификацию (испытания) продукции, следует помнить, что сертификационный орган производит испытания образцов «вчера», а производитель будет продавать продукцию «завтра», и следует оставить на сертификационном центре ответственность исключительно моральную. Ведь функция сертификационного центра это всего лишь «консультация», в виде независимых испытаний предоставленных производителем образцов продукции. При желании производитель довольно легко может обмануть сертификационный орган, а возможности и функции контроля у сертификационного органа нет, да и не нужна она ему. Следовательно, если мы не хотим столкнуться с «покрыванием» сертификационным центром плохого производителя (отстаивающего «честь» мундира), то следует снять с него ответственность.

И, безусловно, всю ответственность, в конечном счете, за недостатки товара, должен нести выгодополучатель, введший товар в оборот на территории страны. Но пострадавшая сторона должна иметь право выбора подать в суд на производителя (выгодополучателя) товара или на то лицо, которое ей продало товар. А продавец уже пускай подает в суд на своего поставщика. Уровень наказания выгодополучателя должен быть такой, чтобы другим производителям (выгодополучателям) неповадно было «обманывать» покупателей, вплоть до возбуждений уголовных дел за мошенничество, и здесь очень важна роль судей. Именно они должны руководствоваться при принятии решения о величине наказания не принципом возмещения ущерба потерпевшей стороне, а принципом, что бы производителю впредь неповадно было.