Проблема коррупции в России становится меньше?

Взяточничество стало представлять для бизнеса в России меньшую проблему, чем раньше, сообщает компания PricewaterhouseCoopers в своем очередном исследовании по экономическим преступлениям.

40% респондентов, столкнувшихся за прошлый год с экономическими преступлениями, пострадали от взяточничества или коррупции. Это все равно выше, чем среднемировой уровень – 24%, однако меньше, чем два года назад, когда речь шла о 48%.

Впрочем, по мнению директора группы финансовых расследований PricewaterhouseCoopers Russia Ирины Новиковой, одной из причин этого снижения может оказаться меньшая, чем раньше, готовность респондентов говорить о коррупции.

PwC опрашивает как местные, так и международные компании с местными отделениями, и в опросе 2011 года доля местных компаний была выше, чем в прошлые годы. Новикова указывает на откаты на государственных аукционах и тендерах, на дачу взяток при импорте и экспорте товаров и на дополнительные сборы за лицензии и сертификаты как на наиболее распространенные в России примеры коррупции.

Помимо прочих экономических преступлений, 17% российских респондентов сталкивались с неконкурентным поведением (среднемировой уровень составляет 7%). Среди прочего речь идет о пресловутых «рейдерских атаках» – враждебном захвате бизнеса конкурентами или другими заинтересованными сторонами, обычно осуществляющемся при участии правоохранительных ведомств. Ранее в России вопрос о неконкурентном поведении не задавался.

PwC утверждает, что в целом уровень экономической преступности, отмечаемый российскими респондентами, за последние два года снизился. О том, что они за последние 12 месяцев были жертвами экономических преступлений, заявили 37% респондентов. В 2009 году речь шла о 71%. Впрочем, фирма относит это не только на счет снижения числа преступлений, но и на счет падения уровня раскрываемости и нежелания компаний сообщать об инцидентах, о которых им известно.

В связи со слабым доверием к правоохранительным органам российские компании склонны заводить собственные службы безопасности и расследовать 83% экономических преступлений их силами, сообщает PwC.

Однако внутренние расследования не всегда могут быть эффективными – в России вина почти за треть экономических преступлений, совершающихся сотрудниками компаний, лежит на высшем руководстве (в мире в целом только за 18%).