Новый кризис неизбежен, вопрос только — когда он грянет

Редакция «НИ» продолжает дискуссию в рамках новой рубрики «Риски XXI века». Авторитетные западные и российские экономисты утверждают, что ближайший риск – это новый финансовый кризис. У него даже уже есть название «Кризис 2.0». С тем, что избежать его не удастся, уже никто не спорит. Некоторые разногласия существуют только в определении сроков. Одни эксперты называют 2012 год, другие – 2013–14, третьи убеждены, что кризис уже начался. Минэкономразвития РФ полагает, что Россию новые потрясения затронут не раньше 2018–19 годов. Независимые аналитики такого оптимизма не разделяют. Во-первых, мы уже достаточно интегрированы в мировую экономику. Во-вторых, собственные перекосы и проблемы делают Россию уязвимее перед глобальными угрозами. Так что отсидеться в «тихой гавани», как рассчитывали власти в 2008 году, в очередной раз не удастся.

Ожидания второй кризисной волны появились тогда, когда еще не успела стихнуть первая. Однако дискуссия была, скорее, не острой, а вялотекущей. Новый градус ей придал в апреле этого года финансовый аналитик Арнольд Бок, опубликовавший на страницах британского портала The Market Oracle пространную статью под названием «Финансовый кризис в 2012 году неизбежен», назвав его по аналогии с известной компьютерной игрой «версией 2.0». Ему пытались возражать, однако ситуация в мировых финансах развивалась так, что на днях главный экономист Saxo Bank Стин Якобсен был вынужден признать: глобальный кризис под условным названием «2.0» уже начался. По его словам, нынешняя рецессия не будет такой «демократичной», как первая. Большинство экспертов склонны соглашаться с таким прогнозом.

Напомним, что кризис 2008 года начался с банкротства американского банка Lehman Brothers. Предшественником стал ипотечный кризис в США, где кредиты раздавали кому попало, а потом заемщики перестали их возвращать. Сейчас ситуация выглядит несколько иначе. Если три года назад с серьезными долговыми проблемами столкнулись держатели кредитов и банки, то теперь – целые государства. И в том, и в другом случае были надуты пузыри, но эффект от того, что они лопнут, может быть иным. Как бы то ни было, многие экономисты и финансисты склоняются к тому, что банкротство Греции, о котором порой говорится как об уже свершившемся факте, может стать как минимум «вторым Lehman Brothers».

Президент Центра стратегических разработок (ЦСР) Михаил Дмитриев, точно предсказавший первую версию кризиса и его проявления в России, убежден: Европа находится на пороге нового крупного потрясения, и чем все закончится, неизвестно. «Сейчас источником неопределенности является ЕС, а если быть более точным, то его бюджетный и банковский сектора, – рассказал «НИ» экономист. – Проблема состоит в том, что Европа, в отличие от США, так и не смогла реструктурировать свой банковский сектор. Поэтому кризис государственного долга периферийных стран еврозоны ведет к нарастанию неопределенности в банковском секторе. К примеру, экономики ряда южных европейских стран находятся в плачевном состоянии, что лишь увеличивает их государственный долг».

По словам эксперта, падает спрос не только на государственные облигации проблемных европейских стран, но и на облигации банков. «В свою очередь европейские банки неохотно выкупают задолженности стран, что заставляет инвесторов нервничать и вкладывать деньги с повышенным риском для себя. Крупные банки Ирландии и Португалии, а также мелкие банки Испании уже лишены доступа к финансовым рынкам, отсечены от рынка облигаций», – пояснил г-н Дмитриев.

Он уверяет, что отток депозитов происходит не только из Греции, Португалии и Ирландии, но и, казалось бы, из вполне благополучных европейских стран. «Например, в Дании в ходе недавних банковских банкротств впервые в еврозоне потери понесли банковские кредиторы первого порядка. Несколько крупных банков объявили о своем банкротстве. После этого даже гарантии по банковским облигациям, предоставленные датским правительством до 2013 года, уже не убеждают покупателей банковских облигаций. Государство оказало поддержку банкам, но этого явно недостаточно», – убежден президент ЦСР.

При этом, отмечает Михаил Дмитриев, столкнувшись с оттоком депозитов и других вложений, банки вынуждены свертывать кредитование экономики. Из всего этого следует, что происходит сжатие объемов финансирования по всему ЕС и сокращение выдачи кредитов под предпринимательскую деятельность. К таким же последствиям приводят и жесткие меры бюджетной экономии, которые предпринимают европейские страны с высоким уровнем госдолга. При этом, предупреждает экономист, если под влиянием финансового кризиса произойдет замедление европейской экономики, проблемы начнутся и у Китая. Это приведет к снижению импорта продукции из этой страны, ведь Европа – основной потребитель китайских товаров.

Что касается России, то у нас ожидаются явно неприятные последствия. По словам г-на Дмитриева, хоть Россия не сильно зависит от европейской финансовой системы, но если из-за снижения темпов роста мировой экономики цены на нефть тоже упадут, то это крайне существенно отразится на нашем бюджете и на экономике в целом. Ведь она балансируется лишь при цене на нефть 125 долларов за баррель. «При падении цен на нефть российских резервных фондов хватит от силы на 1 год, и это в лучшем случае», – резюмировал ученый.

Профессор Российской экономической школы Олег Замулин согласен: основной источник причин второй волны кризиса – это огромные долги правительств. «Как правительства отреагируют на подобный вызов, неизвестно, – сказал он «НИ». – Или объявят дефолт, что нежелательно, или последует сокращение затрат, увеличение налогов, что опять же лишь возмутит общественное спокойствие».

Итак, сценарий первый: Европа, захлебнувшись в госдолгах, сокращает кредитование экономики, которая чахнет. Оттуда проблемы перекидываются на Китай, а мы, оказавшись меж двух огней, страдаем, потому что падает нефть. Копилки опустошаются – кризис.

Впрочем, есть мнение, что кризис начнется не в Европе, а в странах БРИК, куда, кстати, входит и Россия. По мнению директора финансовых программ IE Business School Игнасио де ла Торре, причиной может стать характерные для этой группы государств резкий рост кредитования, стремительное повышение цен на жилье до уровня, намного превышающего доходы, кредиты под залог переоцененной недвижимости, еще более увеличивающие задолженность. Не последнюю роль сыграют и другие ошибки: повышение зарплат быстрее роста эффективности производства и практически бесконтрольное печатание наличных центробанками. К тому же власти в этих странах не торопятся проводить реформы.

На взгляд г-на де ла Торре, БРИК повторяют многие ошибки Европы и США, породившие глобальный финансовый кризис. И все это может закончиться тем, что рынки недвижимости перегреются, а кредитно-ипотечный кризис февраля 2007 года повторится. Крах рынка недвижимости и вызванный им банковский кризис отзовутся на остальных секторах экономики, предрекает экономист. Спрос на сырье сильно снизится, а вместе с ним – объемы экспорта из сырьевых стран и объемы экспорта из стран ОЭСР, предназначенного для молодого среднего класса – то есть начнется новый глобальный кризис.

Гендиректор крупного аналитического агентства Семен Бирг считает такой сценарий вполне вероятным. «Дело в том, что крупные развитые страны, которые испытывают серьезные проблемы, могут с этим справиться благодаря инструментам монетарной политики, а также используя свое влияние в мире, – пояснил «НИ» аналитик. – Развивающиеся страны гораздо менее опытны, они подвержены большим рискам. Так что они действительно могут быть источником проблем. При этом наиболее проблемным среди БРИК является Китай: если по итогам года рост ВВП КНР составит менее 6%, то уже можно говорить о начале кризиса в этой стране. Так что я бы сказал, что сейчас риски распределены поровну между Китаем, Европой и США. Вопрос в том, кто из них первым выступит в новом витке кризиса».

Интересно, что практически никто из аналитиков не ожидает, что кризис в своей второй версии снова придет из Америки, хотя у нее возникли очень серьезные проблемы. В середине мая США преодолели очередной потолок госдолга, который конгресс определил в прошлом году на уровне 14,3 трлн. долларов. Стране грозит технический дефолт, который может произойти уже после 2 августа, если законодатели не проголосуют за повышение долгового потолка. Тем не менее большинство экспертов все же считают, что США в данной ситуации представляют меньшую угрозу. «От Америки не стоит ожидать дефолта, – убежденно заявил «НИ» главный экономист Центра развития Валерий Миронов. – Ведь у Обамы есть даже запасной вариант –использовать Конституцию США, чтобы президент сам мог увеличить объем госдолга. Там есть зацепки. Но и до этого вряд ли дойдет, торг будет идти до последнего, но, скорее всего, они в итоге договорятся».

Резюмируем второй сценарий: кризис приходит из стран БРИК, которые надувают те же пузыри, что в недавнем прошлом США. Главная опасность – Китай, но и у нас те же риски и, следовательно, те же последствия.

Всю первую половину 2008 года, когда уже было ясно, что кризис носит глобальный характер и в той или иной степени пострадают все, нас уверяли, что Россия останется «тихой гаванью». Осенью, когда уже рухнул фондовый рынок, начался ускоренный отток капитала, а компании занялись «оптимизацией» штатного расписания, в результате которой многие работники были уволены, а другим сократили зарплату, нам говорили, что РФ переживает последствия мирового финансового кризиса. То есть кризис не наш, он чужой. И когда очевидное скрывать стало невозможно, началась героическая борьба с тем, чего не было. Извлекли ли власти какие-то уроки?

«Мы, когда на коленке для себя прогнозировали, у нас получилась следующая кризисная волна мировой экономики, которая на нас скажется, – это 2018–2019 годы», – заявил на днях замминистра экономразвития Андрей Клепач на встрече премьера Владимира Путина с экономистами РАН. «При этом одна из возможных зон риска, когда может существенно ухудшиться ситуация в экономике США, – это 2013–2014 годы», – добавил он.

«Здесь не нужно быть большим экономистом – эти расчеты исходят из цикличности кризиса», – пояснил «НИ» Валерий Миронов. Однако, отметил ученый, предыдущий кризис носил финансовый характер, а потому может и не укладываться в ту цикличность, из которой исходят многие экономисты в своих прогнозах. «Но даже если предположить, что последний циклический кризис был в 2001 году в США, то следующий может наступить гораздо быстрее, а именно в 2012–2013 годах, – утверждает г-н Миронов. – А поскольку нынешний кризис был очень острым, пришлось спасать мировую экономику, то есть заливать ее ликвидностью. Но очистительную функцию этот кризис исполнить не успел, то есть ухода из экономики старого реального сектора не произошло. Фактически болезнь купировали жаропонижающими, но микробы остались. Поэтому реальный циклический кризис может действительно наступить в 2013–2014 годах, он был отложен на два года, поскольку несколько лет правительства принимали активные антикризисные меры».

Председатель «Деловой России» Борис Титов согласен с таким прогнозом. «По теории Николая Кондратьева (выдающийся советский экономист. – «НИ».), грядет длинная волна кризиса в период 2013–2014 годов, которая приведет к смене лидера мировой экономики и смене резервной валюты. Если в первом случае явный будущий лидер – КНР, то по валюте будет целый набор, в том числе юань, евро, доллар. Уверяю вас, российского рубля в их числе не окажется», – рассказал он «НИ».

Что касается России, то, по оценке г-на Титова, страна уже пребывает во второй волне кризиса, так называемой стагфляции. «Этот термин произошел от слияния слов стагнация и инфляция», – пояснил эксперт. По его мнению, основная проблема РФ в том, что у нас экстенсивная экономика, все держится только на нефти и нефтедолларах. Это делает ее очень уязвимой перед любыми катаклизмами. Профессор Замулин тоже считает, что источник наших возможных бед – в нас самих. «Страна может пострадать в большей степени от внутренних противоречий, чем от внешних ударов по экономике», – полагает он.

Из всего этого можно сделать вывод: времени, чтобы подготовиться к новому кризису, у нас практически нет, потому что вслед за его первой волной на нас уже накатила вторая. По какому бы сценарию он ни развивался и откуда бы ни пришел, отсидеться нам опять не удастся.