Пародия на экономический подъём

У капиталистов-толстосумов на их виртуальной божнице вместо икон — биржевые индексы. Лики святых заменены курсами доллара, евро и рубля, колебаниями цен барреля нефти и унции золота… А самое почётное место принадлежит, конечно же, показателям капитализации собственной компании. По ней, как по одёжке, встречают дельца в бизнес-сообществе, по ней, будто по уму, и провожают его. Капитализацию, вытеснившую все высокие ценности, предприниматель рассматривает как собственную цену, хотя цена такого персонажа от него не зависит.

Надувные шары капитализации

Капитализация похожа на детский надувной шар, который наполняют воздухом на товарной бирже. Но надувают эти шарики не волшебники, а брокеры-спекулянты, торгующие акциями. Упали акции, скажем, Новолипецкого металлургического комбината — и цена прикарманившего это предприятие В. Лисина в мире капитала падает. По итогам 2008 года журнал «Финанс» оценивал его в 7,7 миллиарда долларов. Нынче шторм в мире капитала поутих, цены акций поползли вверх. На надувшемся на бирже воздушном шарике поднялся вверх и г-н Лисин.

Хотя за последние три года его реальные «владения» остались неизменными, буржуазный мир считает, что его состояние выросло (данные разных изданий расходятся непринципиально) примерно на 20 миллиардов долларов, так что теперь это самый внушительный надувной шар капиталистической России. Его реальное состояние — полученный в собственность в результате бесчисленных махинаций Новолипецкий металлургический комбинат, многопрофильный транспортный холдинг с иностранным названием, замок в Шотландии… Но место в рейтинге нуворишей, как ни странно с точки зрения здравого смысла, определяет не это реальное богатство, а его виртуальная капитализация. По ней в мире капитала оцениваются и состояние, и его владелец.

По данным журнала «Финанс», за два последних года капитализация компании «Новатэк», единственного конкурента Газпрома в отрасли, выросла более чем в два раза. Удвоилась капитализация занимающегося добычей и обработкой драгоценных металлов «Полиметалла». Но если кто-то из этого сделает торопливый вывод, будто бурно росла капитализация всех крупных компаний, то попадёт пальцем в небо. Объективные законы присущи реальным общественным процессам, а в виртуальном мире они заявляют о себе неохотно. Большинство экспертов-экономистов, например, недоумевают, почему капитализация всеми ругаемого АвтоВАЗа за 2009—2010 годы поднялась на 127% (!), тогда как владельцы акций вроде бы более благополучного КамАЗа остались всего лишь «при своих интересах». Или сравните рост капитализации Красноярской гидроэлектростанции и Волжской электроэнергетической компании. Акции волжских осколков разрушенной Чубайсом Единой энергетической системы выросли после начала кризиса на 17%, а такого же осколка ЕЭС на Енисее — практически в три раза. Видно, определяющая правила рынка его рука не только невидимая, но и мало что видящая. Впрочем, рука никогда не считалась органом зрения.

В чём принципиальная разница между реальным и виртуальным богатством? Думается, в масштабе, которым оценивается его значимость. С точки зрения общественной важности ценны заводы, нефтепромыслы, электростанции, университеты… Они ценны своей могучей способностью создавать так нужные людям вещи, технологии, услуги — всё то, что в политической экономии называется потребительными стоимостями, то есть благами, которые необходимы людям, которые ими потребляются. Что касается виртуального богатства (в экономической теории оно обозначается термином «капитализация»), то оно недолговечно, даже скорее сиюминутно.

Смысл созданного трудом миллионов людей реального состояния — в созидании, которое совпадает с историческим прогрессом. Суть виртуального богатства — в обеспечении диктатуры капитала, всевластия временщиков, которым цифры капитализации и курсов валют служат заменой истинных человеческих ценностей. Чем дольше сохраняется капиталистический строй, тем внушительнее разрыв между двумя мирами — реальным, человеческим, и виртуальным, буржуазным. Капитализм всё очевиднее превращается в симуляцию человеческого бытия.

Виртуальные достижения

В этом году в печати уже не раз появлялись сообщения, поражающие своей противоестественностью: капитализация самых влиятельных компаний, делающих «погоду» в российской экономике, вернулась к докризисным показателям 2007-го — первой половины 2008 года. Та информация вызывала недоверие. Оно порождалось тем, что по натуральным показателям производства всех основных видов промышленной и сельскохозяйственной продукции, строительства и транспорта до уровня 2007 года (не советского 1990-го, а всего-навсего 2007-го) стране предстоит ещё тянуться да тянуться.

Но недавно московский журнал «Финанс» развеял сомнения недоверчивых соотечественников. Он сообщил о рекорде российского бизнеса: в стране 188 компаний, рыночная стоимость каждой из которых превышает миллиард долларов. Это на 12 компаний больше, чем в предкризисном апреле 2008 года. При этом «деловой журнал» не забывает подчеркнуть заметное подорожание доллара в РФ: если три года назад компания—долларовый миллиардер стоила на российской бирже 23,62 миллиарда рублей, то сейчас каждая попавшая в почётный список «Финанса» хозяйственная структура должна иметь капитализацию на отечественном рынке как минимум 28,12 миллиарда рублей.

Отсюда буржуазное издание делает заключение о серьёзном успехе российской экономики, превзошедшей докризисную планку. В подтверждение этого вывода приводится список 188 компаний с их финансовыми показателями. Значит, всё так и есть, как об этом пишут «Финанс», «Эксперт», «РБК» и другие издания, специализирующиеся на экономическом анализе. Но объявляемое ими достижение приводит не в восторг, а в уныние. Уж слишком по-разному выглядят реальный и виртуальный миры отечественной экономики.

Положение в реальном мире российского хозяйства крайне тревожное, кризисное. Начнём, как нас учат наставники из модных ныне заморских учебников «Экономикс», с главного макропоказателя — валового внутреннего продукта. Этот индикатор всё сильнее и сильнее деформируется, отрываясь от реального хозяйственного процесса. Доля промышленной продукции в ВВП за три года сократилась. Если в 2007 году она составляла 27,4%, то в 2010-м —26,9%.

Надо иметь в виду, что этот показатель не натуральный, а стоимостный, он измеряется не в тоннах и кубометрах, которые не зависят от рыночной конъюнктуры, а в рублях, способных терять в весе. За три последних года рубль обесценился по отношению к доллару примерно на 20%. На внутреннем российском рынке он подешевел ещё в большей мере. Следовательно, доля промышленности в структуре ВВП снизилась не на 0,5%, а значительно больше. Это, конечно же, результат деиндустриализации страны, о чём «Правда» писала многократно.

Однако следует обратить внимание и на внутреннюю деформацию ВВП. Если бы на него влияла только деиндустриализация российской экономики, то из-за падения промышленного производства (в натуральном и стоимостном выражении) показатели валового внутреннего продукта должны были бы ухудшаться. В действительности, как следует из данных Росстата, они даже с поправками на обесценивание рубля… растут. За три последних года российский ВВП поднялся почти на 11%. Выходит, в структуре валового внутреннего продукта заметно повысилась доля услуг, тарифы и цены на которые взлетают катастрофически, и доля налогов. Поскольку в Российской Федерации система налогообложения носит регрессивный характер (подоходный налог с зарплаты наёмных работников в 1,44 раза выше налога с куда более высоких доходов от собственности и от предпринимательской деятельности работодателей), то рост ВВП в последние годы является прямым следствием повышения прямой и косвенной эксплуатации наёмного труда капиталом.

Об этом же свидетельствуют и другие данные Росстата. В первом квартале 2008 года оплата труда 66,2 миллиона наёмных работников составляла 70,5% денежных доходов населения, а оставшиеся 29,5% всех денежных доходов достались 1,026 миллиона работодателей и 3,5 миллиона самостоятельно занятых граждан. В начале 2010 года доля доходов наёмных работников (по найму работают 93% занятого населения) составила 66% суммарных доходов населения РФ, а в первом квартале этого года — 64,7%. При этом Росстат признаёт: «В структуре денежных доходов населения в первом квартале 2011 года по сравнению с соответствующим периодом 2010 года выросла доля доходов от предпринимательской деятельности и доходов от собственности при снижении доли оплаты труда».

Фактически это — официальное подтверждение повышения степени эксплуатации труда капиталом. Причём эта тенденция, усилившаяся вместе с наступлением кризиса, сохраняется и нарастает.

Симуляция успехов и стабильности

Новый взлёт капитализации крупнейших российских хозяйствующих субъектов выглядит вроде бы проявлением устойчивости частнособственнической системы в стране. 188 компаний — долларовых миллиардеров — это явное подтверждение выполнения сформулированной А. Чубайсом задачи: создать класс стратегических собственников. Но у этой медали сегодня нельзя не замечать «обратной стороны». Увеличение численности компаний, капитализация которых превышает миллиард долларов, в условиях экономического кризиса означает, что этот процесс является следствием передела собственности, который принимает кардинально новый характер.

К этому же выводу приводят и некоторые другие данные о компаниях-миллиардерах. Суммарная капитализация 50 первых компаний из списка «Финанса» (напомним: всего их в списке 188) равна 80,74% общей суммы рыночной стоимости фирм-миллиардеров. Ещё более впечатляет другая цифра: половину общей суммы капитализации обеспечивают 11 первых грандов капиталистического хозяйства РФ. При этом обращает на себя внимание их отраслевая структура. Только четыре из 11 «гвардейских соединений» капитала не сориентированы на вывоз природных богатств России за рубеж. Это — Российские железные дороги, Атомэнергопром и два крупнейших банка (Сбербанк и Внешторгбанк).

О том, что высокая капитализация компаний современной России обеспечивается не за счёт внутреннего развития страны, свидетельствует вся экономическая статистика — и государственная, и экспертная. Согласно ей, 30% суммарной капитализации 188 монстров-миллиардеров обеспечивают холдинги, работающие на зарубежный рынок. Не случайно «Финанс» отметил, что «новый рекорд российского бизнеса взращён за океаном». Ещё 10% рейтинга приходится на долю банков. В то же время машиностроение представлено лишь пятью компаниями. Следовательно, крупный капитал РФ — это компрадорский капитал. Он не способен и не намерен возрождать могущество России. Выходит, даже виртуальный образ капитала является специфической проекцией реального капиталистического мира.

Что касается большой вероятности конфликтов среди передовиков чистогана, то надо учесть их серьёзнейшую поляризацию. Капитализация 10% первых компаний списка «Финанса» в 43 раза превышает капитализацию 10% компаний, которые этот список замыкают. Ясно, что в подобном разрыве таится реальная возможность нового передела собственности.

Кстати, именно здесь надо искать предпосылки заинтересованности разных группировок крупной отечественной буржуазии в навязывании противостояния между В. Путиным и Д. Медведевым. Что касается класса наёмных работников, то для него они два сапога пара, и оба жмут ноги, оба не годны. Но это уже — особая тема.